Философская мысль Диего Фузаро

«Философ: это человек, который постоянно переживает необыкновенные вещи, видит, слышит, подозревает их, надеется на них, грезит о них; которого его собственные мысли поражают как бы извне, как бы сверху и снизу, как привычные для него события и грозовые удары; который, быть может, сам представляет собою грозовую тучу, чреватую новыми молниями; это роковой человек, постоянно окруженный громом, грохотом и треском и всякими жутями.» (Ф.Ницше «По ту сторону добра и зла», § 292).

Предельно кратко – что думает Диего Фузаро? Каковы основы его мировоззрения? Здесь в очень общих чертах и без какого-либо притязания на всесторонность очерчены некоторые основные направления размышлений Диего Фузаро, которые он представляет, обосновывает и аргументирует в своих эссе, статьях и книгах. В последующих строках нет претензии на исчерпывающее изложение, а есть желание показать в самом общем плане философско-политическое направление мысли Диего Фузаро.

Диего Фузаро считает себя независимым учеником Гегеля и Маркса. Он полагает, что Грамши и Джентиле – два крупнейших итальянских философа ХХ века.

Из современной эпохи он предпочитает – вместе с Гегелем и Марксом – Спинозу и Фихте.

Помимо и прежде современной эпохи, однако, он считает необходимым начать с классической греческой мудрости: метафизики пределов и нужной меры («метрон – аристон»), греческое знание является основой западного исторического сознания, неизбежной основой онтологии, этики и политики, сосредоточенных на фигуре предела и на ограничении безграничности как трагедии в ущерб всему сущему и человеческому сообществу.

До Гегеля заслуга принадлежит Спинозе и Вико, обнаружившим Целостность (deus sive natura, по Спинозе) и Историчность (verum et factum convertuntur, из «Новой Науки» Вико).

Философская истина соответствует, для Фузаро, процессу приобретения человеческого сознания, мыслимого как уникальное Я, которое становится всё более свободным и более осознанным, в соответствии с ритмом процесса, продиктованного отчуждениями и приобретениями.

Правда, следовательно, не является инертным отражением мёртвой позитивности, мыслимой как автономная и самодостаточная.

Наоборот, именно практическая деятельность заставляет человеческую субъективность соответствовать объективности, которая, в свою очередь, воспринимается как исторически сложившийся результат.

Отсюда важность немецкого идеализма и его революционных вариантов (Маркс и Грамши): Сущность должна пониматься как Субъект (Гегель), не-Я, происходящее от Я (Фихте).

Пространство историчности совпадает с романом формирования человеческого рода, с завершением идентичности Субъекта и Объекта в качестве результата процесса становления правды.

Капиталистический мир соответствует, со своей стороны, моменту максимального отчуждения: человечество теряется в собственных исторических объективациях, понимаемых уже не как продукт человеческой деятельности, а рассматриваемых как мёртвая данность, к которой надо пассивно адаптироваться.

Знание становится лишь научным отражением (истина есть соответствие вещи и интеллекта), а политика – простым сохранением данной объективности.

Таким образом, капитализм становится вершиной отчуждённости человечества от самого себя и от своих собственных онтологических возможностей.

В капиталистическом царстве человек теряет себя и себя не реализует.

Над ним господствуют плоды его труда, а не он над ними.

Отсюда жизненно необходима для новой философии практика, которая по стопам Грамши и Джентиле, дефатализировала бы сущность и разорвала бы мистику необходимости: поскольку выдвинутый человеческой деятельностью исторически не объясняемый, объективный мир может онтологически и должен морально быть рационализирован посредством действия.

Преодоление капитализма и осуществление свободных общественных отношений остаётся задачей, на сегодняшний день нереализованной, и для мысли, и для действия.

Философия, по Платону, призвана вывести человека из пещеры, в которой неведающие рабы и любители своих цепей находятся в заключении.

После своей абстрактной фазы и диалектической конфликтной фазы (буржуазии против пролетариата), капитализм сегодня абсолютизировался в постбуржуазную форму, постпролетарскую, гибкую и финансовую форму абсолютного капитализма: абсолютного, т.е. совершенно выполнененного, так как он не ограничен никакими реальными или символическими пределами.

Новый классовый конфликт, в рамках абсолютного капитализма пост-1989, имеет место между новым постбуржуазным Господином и новым постпролетарским Рабом: то есть, между финансовой апатридной антипролетарской и антибуржуазной аристократией, с одной стороны, и новым плебсом, незащищённым и доведенным до нищеты, являющимся результатом упадка буржуазного среднего класса и рабочего класса пролетариата, с другой стороны.

Аристократия стремится дать новое определение всему миру как «системе потребностей» (Гегель), освобожденному от этики для конкурентных людей, связанных исключительно геометрией «do ut des» («услуга за услугу»).

Она стремится уничтожить все пролетарские ценности (работу, достоинство, социальные права, освободительный антагонизм, классовое сознание) и все ценности буржуазной этики (несчастное сознание, семью, государственные учреждения, Государство).

Старый союз между несчастным буржуазным сознанием и пролетарской борьбой за признание работы – диалектическая фаза капитализма – преодолён в новой однонаправленной классовой бойне под управлением финансовой аристократии в ущерб нового мондиализованного постбуржуазного и постпролетарского плебса (планетарная нестабильность и незащищённость).

Таким образом, ещё раз, необходимо предложить пути реального освобождения – с Марксом и Грамши – для создания выхода из пещеры капиталистической мондиализации и освобождения человечества от патологий классизма, овеществления и онтологического насилия в ущерб живущих и в ущерб всей планеты.

Во время исчезновения топологической дихотомии правых и левых, необходимо повторно категоризировать реальность и начать думать иначе, необходимо ревертикализировать конфликт, т.е. вновь перевести его в вертикальную плоскость (Раб против Господина), вновь политизировать экономику, вновь ввести этику в общество, провести деглобализацию действительного и воображаемого, свергнуть новый мировой классовый американо-центристский миропорядок, заменив его на новую многополярность суверенных государств, сообществ, солидарных и сосредоточенных на признании многообразия обычаев и народов, языков и культур (против единственной модели мондиализации).

Для углубленного изучения этих вопросов, а также всех тех вопросов, которые с ними связаны (здесь импрессионистически упомянутых), в фокусе размышлений Диего Фузаро, вы можете прочесть его работы (книги и статьи, в основном).

Чтобы узнать больше, смотрите раздел «Книги» и раздел «Публикации» настоящего сайта.